Куда повернет вагонетка Судьбы

Последние новости

Профессор Гарвардского университета, философ и политолог Майкл Сэндел всегда начинает лекции для будущих юристов с философской задачи на морально-этические ценности. Вот она:

Тяжелая и неуправляемая вагонетка с большой скоростью едет по рельсам. На пути следования вагонетки один сумасшедший философ привязал к рельсам пять человек. К счастью, на пути вагонетки находится стрелка, которую вы можете переключить – тогда вагонетка поедет по запасному пути, и эти люди не погибнут. К несчастью, на запасном пути к рельсам также привязан один человек.

Как вы поступите – переключите или не переключите стрелку? (других вариантов – столкнуть вагонетку, броситься самому на рельсы и т.п. – не существует).

Фактически, ваш выбор только в следующем: остаться наблюдателем (и косвенно посодействовать убийству 5 человек). Или вмешаться, произвести активное действие, перевести рычаг, чтобы убить одного человека. Что выберете?

Классический вариант этой дилеммы, предложенной философами в 1967 году, содержит такой моральный выбор:

— не вмешиваться, и тем самым косвенно содействовать смерти 5 человек, или
— активно вмешаться и тем самым фактически лишить жизни одного человека.

Чаще всего люди выбирают 2 вариант, скорее всего руководствуясь идеей, что «если все равно кто-то должен умереть, то лучше пусть умрет 1 человек, чем 5». Логично.

Тогда ученые подливают масла в огонь:

1. Представьте, что тот один — это ваш родственник или близкий. Изменится ли ваш выбор?

2. Представьте, что вы наблюдаете всю ситуацию с моста. Рядом с вами, прямо над рельсами, перегнулся через перила очень толстый человек. Сбросите ли вы его на рельсы, таким образом «пожертвовав одним, чтобы спасти пятерых»?

3. Представьте, что в предыдущей ситуации вы знаете, что толстяк — это серийный маньяк-убийца (тот самый, что привязал их к рельсам).

4. Представьте, что во 2-й ситуации вам не нужно своими руками сбрасывать человека, а вы можете нажать некую кнопку, и он упадет. Изменится ли ваше мнение?

5. Представьте, что, как и прежде, вагонетка несётся по рельсам, к которым привязаны пять человек. Как и в первом случае, вы можете перевести её на запасной путь. К рельсам запасного пути привязан один толстый человек. Однако, после человека запасной путь делает петлю и снова возвращается на главный путь, перед тем местом, где привязаны пятеро. Таким образом, если бы на запасном пути не было толстого человека, который может остановить вагонетку, переключение стрелки не спасло бы пятерых. Каковы ваши действия? Когда смерть одного на самом деле является частью плана по спасению пятерых.

6. Как и прежде, вагонетка несётся по рельсам. Вы можете убрать её с путей посредством столкновения с другой вагонеткой. При этом обе вагонетки сойдут с путей и упадут с насыпи, попав на лужайку, где в гамаке спит человек. Человек при этом будет убит. Каковы ваши действия? Многие говорят, например, что «не честно» вовлекать человека, который не вовлечен в ситуацию. Как если бы была какая-то судьба или высшие силы, которые исполняют свой замысел)

7. Представьте, что вы — врач на скорой, и вам привезли 6 жертв аварии с вагонеткой. Один пациент почти при смерти, а пятеро в состоянии средней тяжести. Если не начать спасать первого, то он умрет. Если спасать его, то на остальных не хватит времени, и кто-то из них, возможно, умрет.

8. Представьте, что вы тот же врач на скорой, и боретесь с последствиями серьезной аварии, со множеством жертв, среди которых есть пятеро с очень редкой группой крови. Они умрут в ближайшие сутки, т.к. им необходима кровь, которой нет ни в городе, и в округе. И тут вы узнаете, что в больницу пришел на плановое обследование пациент, который имеет эту редчайшую кровь. Решите ли вы спасти пятерых, убив одного (придется забрать всю его кровь)?

И так далее. Юристы и философы до сих пор продолжают накидывать варианты и обстоятельства «проблемы вагонетки» (the trolley problem), которые влияют на наш выбор. Мы наконец понимаем, что не может быть однозначного «правильного» ответа, как и в жизни. Одни решения принимаются эмоционально, другие — рационально, на основе наших личных ценностей морали и этики.

Какая практическая ценность у подобных философских задач?

Во-первых, по ним учатся во всех юридических и правовых школах, ибо это те самые морально-этические нормы, которые потом ложатся в основу наших законодательств, и на которые юристы, адвокаты и судьи будут ориентироваться при принятии законов и решений.

Во-вторых, подобные задачи — основа понимания, скажем, разницы между категорическим императивом Канта и консеквенциализмом Милля, а это уже целый пласт наук. Философия — одна из древнейших наук, значит, сомневаться в ее нужности не приходится.

Но самое важное направление, где такие задачи все больше необходимы — это обучение искусственного интеллекта (роботы, машины типа Теслы). Когда в неоднозначной ситуации (как, например, с вагонеткой) должен будет принять решение робот, не имеющий ни этики, ни морали. И тогда его программируют, чтобы он поступал так, как в данной ситуации поступило бы статистическое большинство людей. Фактически, обучают ИИ человеческой морали.

А в рамках нашей статьи, все читатели сейчас поисследовали догматический уровень своих ценностей (синий, в терминах спиральной динамики). Для некоторых это не очень комфортная тема – но ведь и жизнь такова. Такие практики помогают решать жизненные задачи с непростым выбором.

Ольга Зродникова

Новое